Вы здесь

Статья 234. Ограничение общих полномочий морского агента

СТ 234 КТМ РФ

В случае ограничения судовладельцем общих полномочий морского агента на совершение сделок от имени судовладельца сделка, совершенная морским агентом с действовавшим добросовестно третьим лицом, является действительной и создает права и обязанности по совершенной для судовладельца сделке, если только третьему лицу не было известно о таком ограничении.

Комментарий к Ст. 234 Кодекса торгового мореплавания РФ

§ 1. В комментируемой статье рассматривается случай ограничения судовладельцем "общих полномочий" применительно к договору морского агентирования. О понятии "общих полномочий" агента упоминается в п. 2 ст. 1005 ГК РФ, где оно, по-видимому, имеет целью отделить случай определения полномочий агенту в общем виде на совершение сделок от имени принципала от ситуации, когда полномочия агента определяются путем перечисления конкретных поручаемых ему действий. В контексте института договора морского агентирования "общие полномочия" должны пониматься как любые полномочия морского агента, вытекающие из положений главы XIII КТМ РФ, иных норм права, регулирующих отношения, возникающие из торгового мореплавания (ст. 1 КТМ РФ), а также из обычаев делового оборота в торговом мореплавании как области предпринимательской деятельности (ст. 5 ГК РФ).

§ 2. Судовладелец может оспорить сделку, если докажет либо то, что третье лицо действовало недобросовестно, либо что ему (третьему лицу) было известно об ограничении полномочий агента. В то же время данную статью следует рассматривать с учетом правила п. 2 ст. 1005 ГК РФ относительно того, что при наличии письменного договора, предусматривающего общие полномочия агента на совершение сделок от имени принципала, последний в отношениях с третьими лицами не вправе ссылаться на отсутствие у агента надлежащих полномочий, если не докажет, что третье лицо знало или должно было знать об ограничении полномочий агента.

§ 3. Об ограничении агентским договором прав агента см. также ст. 1007 ГК РФ "Ограничение агентским договором прав принципала агента".

Согласно линейному соглашению ФОНАСБА 1993 г. агент обязуется не выступать в качестве представителя других судоходных компаний и не заниматься на определенной ему территории деятельностью перевозчика, не являющегося собственником судов, или такой экспедиторской деятельностью, которая составит прямую конкуренцию любой перевозочной деятельности принципала без его предварительного письменного согласия, в котором не должно быть отказано без разумных оснований. Принципал обязуется не назначать на территории агента других лиц для оказания услуг, предусмотренных соглашением.