Вы здесь

Статья 236. Договор морского субагентирования

СТ 236 КТМ РФ

Морской агент вправе в целях исполнения договора морского агентирования заключать договоры морского субагентирования с другими лицами, оставаясь при этом ответственным за действия морского субагента перед судовладельцем. Морской субагент не вправе заключать с третьими лицами сделки от имени судовладельца, если только морской субагент не действует на основе передоверия.

Комментарий к Ст. 236 Кодекса торгового мореплавания РФ

§ 1. Договор морского субагентирования относится к тому же отдельному виду агентского договора, что и основной договор морского агентирования. Соответственно к нему mutatis mutandis применяются правила главы XIII КТМ РФ.

§ 2. Субагент должен иметь лицензию на агентское обслуживание (см. § 4 комментария к ст. 232).

§ 3. Право морского агента заключать договоры морского субагентирования действует только в том случае, если в основном договоре не предусмотрено иное. Такое положение соответствует правилу п. 1 ст. 1009 ГК РФ.

§ 4. Субагенту не может быть передано право на заключение сделок от имени судовладельца, если он (субагент) не может действовать на основе передоверия в соответствии с правилами ст. 976 и 187 ГК РФ. Из этого следует, что морской агент (при невозможности для морского субагента действовать на основе передоверия) может поручить морскому субагенту совершать за счет судовладельца, но от своего (т.е. субагента) имени юридические и иные действия, целью которых является исполнение основного договора морского агентирования. Очевидно, что морской агент в данной ситуации может также поручить морскому субагенту выступать от имени морского агента. В любом случае морской агент остается ответственным за действия морского субагента перед судовладельцем.

§ 5. Договор морского субагентирования может использоваться в отношениях между генеральным агентом, зона действия которого охватывает определенную территорию, и агентами в портах, находящихся на этой территории, которые осуществляют непосредственное обслуживание судов судовладельца - принципала.

Положения Генерального агентского соглашения ФОНАСБА 1993 г. (см. § 2 комментария к ст. 233) во многом идентичны положениям Стандартного линейного агентского соглашения ФОНАСБА, но между ними есть и различия, отражающие разницу в положении между портовым агентом и генеральным агентом. Задачи последнего носят, скорее, контролирующий характер, в то время как портовый агент непосредственнее контактирует с участниками соответствующих отношений - третьими лицами.

В пунктах об общих условиях Генерального агентского соглашения предусматривается, что соглашение регулирует генеральную агентскую работу на территории. Она включает обязанности по маркетингу, ведению операций, учету и финансам, перечисленные в соглашении. Работа, выполняемая генеральным агентом в качестве портового агента, исключается из сферы соглашений, и к ней должно применяться отдельное Стандартное линейное агентское соглашение. В числе общих обязанностей Генерального агента указываются следующие: представлять принципала на территории и контролировать всю деятельность, осуществляемую на территории от имени принципала, прилагая все усилия для неукоснительного выполнения любых разумных конкретных указаний принципала, включая применение документации и условий принципала; в консультации с принципалом по необходимости рекомендовать или назначать от имени и за счет принципала портовых агентов, агентов в глубине территории и субагентов.

В качестве примера субагентского соглашения можно привести стандартную международную форму договора морского субагентирования - Субагентское соглашение ФОНАСБА (первое издание, октябрь 1998 г.), рекомендованное БИМКО. По своему содержанию это соглашение относится к договору морского субагентирования. В соглашении прямо указывается наличие у генерального агента полномочий от "линии", т.е. принципала. Субагент выполняет обязанности, перечисленные в агентском соглашении между генеральным агентом и принципалом, но при этом действует от имени генерального агента.