Вы здесь

Статья 252. Страховая премия

СТ 252 КТМ РФ

Страхователь обязан уплатить страховщику страховую премию в обусловленный договором морского страхования срок. Договор морского страхования вступает в силу в момент уплаты страховой премии.

Комментарий к Ст. 252 Кодекса торгового мореплавания РФ

§ 1. О понятии страховой премии см. § 7 комментария к ст. 246.

§ 2. Сумма премии исчисляется с учетом, во-первых, характера и объема страхового покрытия, предусмотренного условиями страхования, и, во-вторых, степени опасности, угрожающей застрахованному имуществу.

Например, в договорах страхования груза при калькулировании премии принимаются во внимание следующие обстоятельства: род груза, характер и состояние тары и упаковки, направление перевозки, возраст и состояние судна, на котором перевозится груз, грузовые помещения, в которых груз находится в период перевозки на судне (в трюме, на палубе), время года, технические и коммерческие особенности приема, обработки, хранения и выдачи груза в портах отправления и назначения и др.

В договорах страхования судна размер страховой премии зависит, в частности, от следующих факторов: возраста судна, наличия у него класса, присвоенного органами технического надзора и классификации судов, флага (национальности), района плавания, рода перевозимого груза, линейной или трамповой формы судоходства и т.д.

§ 3. Оговорка о том, что "договор морского страхования вступает в силу в момент уплаты страховой премии", означает, что обязанность страховщика по несению риска возникает не в момент заключения договора, а в момент уплаты премии (либо ее первого взноса, если по условиям договора премия уплачивается периодически). Это согласуется с диспозитивной нормой п. 1 ст. 957 ГК РФ, устанавливающей аналогичное общее правило для всех договоров страхования.

§ 4. Уплата премии производится путем единовременного платежа или периодических взносов на счет страховщика в банке.

Возникает вопрос о том, в какой валюте должна производиться оплата страховой премии и, в частности, возможна ли оплата страховой премии в иностранной валюте. Ответ на этот вопрос в значительной мере зависит от субъектного состава страхового правоотношения.

Так, если договор морского страхования заключен между иностранным страхователем и российским страховщиком (эта возможность прямо предусмотрена российским страховым законодательством - см. § 6 комментария к ст. 246), сделка по своему характеру становится внешнеэкономической и допустимость оплаты премии в иностранной валюте в подобной ситуации не вызывает сомнений.

В случаях, когда как страхователь, так и страховщик являются резидентами Российской Федерации, следует руководствоваться нормой п. 3 ст. 317 ГК РФ, согласно которой "использование иностранной валюты, а также платежных документов в иностранной валюте при осуществлении расчетов на территории Российской Федерации по обязательствам допускается в случаях, в порядке и на условиях, определенных законом или в установленном им порядке".

В соответствии с подп. "а" п. 2 ст. 9 Закона РФ от 9 октября 1992 г. N 3615-1 "О валютном регулировании и валютном контроле" с изм. и доп., внесенными Федеральными законами от 16 декабря 1998 г. (29 декабря 1998 г.) N 192-ФЗ, 9 июня 1999 г. (5 июля 1999 г.) N 128-ФЗ, условия и порядок обращения иностранной валюты на территории России устанавливаются Центральным банком Российской Федерации (ЦБР).

Нормативные акты ЦБР в ряде случаев разрешают осуществление расчетов в иностранной валюте между российскими резидентами.

Такие расчеты допустимы, в частности, между экспортерами и транспортными, страховыми и экспедиторскими организациями, если услуги этих организаций по доставке, страхованию и экспортированию грузов входят в цену товара и оплачиваются иностранными покупателями. Если, например, российский экспортер продал иностранному покупателю товар на условиях СИФ или СИП (когда страховая составляющая входит в цену товара), то договор страхования груза, заключенный между российским экспортером - страхователем и российским страховщиком, может предусматривать оплату страховой премии в иностранной валюте.

Расчеты в иностранной валюте разрешены также между импортерами и транспортными, страховыми и экспедиторскими организациями за услуги по доставке грузов в российские морские и речные порты, на пограничные железнодорожные станции, грузовые склады и терминалы покупателей. Соответственно заключенный между российским импортером и российским страховщиком договор страхования импортного груза, приобретенного на условиях КФР и ФАС, также может содержать условие об оплате страховой премии в иностранной валюте.

Названные и другие ситуации, когда расчеты между российскими резидентами могут производиться в иностранной валюте, предусмотрены в разделе III Основных положений о регулировании валютных операций на территории СССР, утвержденных письмом Госбанка СССР от 24 мая 1991 г. N 352 (БНА СССР. 1991. N 12). Это письмо в упомянутой части сохраняет силу на территории Российской Федерации (телеграммы ЦБР от 19 мая 1993 г. N 83-93 и от 24 января 1994 г. N 19-92). Письмом ЦБР от 3 марта 1997 г. N 420 изложенные выше правила были распространены на осуществление расчетов в иностранной валюте между юридическими лицами - резидентами и страховщиками - резидентами по договору страхования ответственности перед нерезидентами владельцев транспортных средств, используемых для международных перевозок грузов.

Из этого исходит и практика Высшего Арбитражного Суда РФ. Как было установлено из материалов дела, рассмотренного в порядке надзора Президиумом ВАС РФ, между российским страховщиком и российским авиапредприятием был заключен договор страхования ответственности последнего за причинение вреда третьим лицам на территории иностранных государств при эксплуатации воздушного судна на международных авиалиниях. Договор содержал условие об оплате страховой премии и страхового возмещения в долларах США, что послужило основанием для предъявления прокурором иска в интересах государства о признании договора недействительным, так как он является валютной операцией, связанной с движением капитала, на совершение которой не было получено лицензии ЦБР.

Решением арбитражного суда договор был признан недействительным на основании ст. 168 ГК РФ. Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Отменяя решение первой и постановление апелляционной инстанции, Президиум ВАС отметил, что авиапредприятие - страхователь выполняло международные перевозки и выступало в качестве экспортера своих услуг, в связи с чем расчеты с российским страховщиком ответственности страхователя могли производится в иностранной валюте (дело N 3432/97).

Есть все основания полагать, что аналогичный подход будет использован и применительно к договорам страхования ответственности владельцев не только воздушных, но и морских судов.