Вы здесь

Статья 265. Умысел и грубая неосторожность страхователя или выгодоприобретателя

СТ 265 КТМ РФ

Страховщик не несет ответственность за убытки, причиненные умышленно или по грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя либо его представителя.

Комментарий к Ст. 265 Кодекса торгового мореплавания РФ

§ 1. Настоящая статья предусматривает правовые последствия вины страхователя (выгодоприобретателя) для договора морского страхования. Вина в гражданском праве подразделяется на умысел и неосторожность, которая, в свою очередь, может быть грубой или простой.

При умысле лицо действует с намерением причинить убытки. При неосторожности убытки причиняются вследствие упущений и ошибок, выразившихся в отступлении от обязательных требований внимательности и осмотрительности.

Грубая неосторожность выражается в нарушении предписаний, о которых должно быть осведомлено каждое лицо, выполняющее операции подобного рода. Типичный пример - несоблюдение перевозчиком правил перевозки того или иного вида груза. В одном из дел МАК установила, что перевозчик в нарушение Правил перевозки лука на морских судах не оборудовал судно системой рециркуляции воздуха в грузовых помещениях и расположил ящики высотой в 10 - 12 рядов вместо 9, предусмотренных Правилами (см. дело МАК N 74/1981). Это не что иное, как грубая неосторожность.

При простой неосторожности речь идет о такой ошибке, избежать которую данное лицо могло лишь благодаря, например, своей особо высокой квалификации. Простая неосторожность страхователя (выгодоприобретателя) не освобождает страховщика от ответственности.

§ 2. Комментируемая статья по своему содержанию существенно отличается от корреспондирующей ей нормы п. 1 ст. 963 ГК РФ, в соответствии с которой страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения лишь при наступлении страхового случая вследствие умысла страхователя (выгодоприобретателя); грубая неосторожность страхователя влечет освобождение страховщика от ответственности только в случаях, предусмотренных законом. Эта формулировка имеет общий характер и, следовательно, указывает факторы, влекущие отпадение обязанности страховщика по выплате страхового возмещения применительно к любой разновидности договора страхования и независимо от того, на охрану какого именно страхового интереса может быть направлено страховое обязательство.

К числу объектов страхования ГК РФ, в частности, относит как деликтную (ст. 931), так и договорную ответственность страхователя (ст. 932), нередко базирующуюся на вине. Следует поэтому прийти к выводу, что отсутствие в норме ч. 2 п. 1 ст. 963 ГК РФ упоминания о грубой неосторожности означает (применительно к имущественному страхованию) распространение страхового покрытия на ответственность страхователя, обусловленную не только простой, но и грубой неосторожностью.

Между тем редакция нормы ст. 265 КТМ РФ сориентирована главным образом на страхование судов и грузов, а в отношении тех и других как умысел, так и грубая неосторожность страхователя традиционно освобождали страховщика от платежей обязанности (ст. 212 КТМ РФ СССР 1929 г., ст. 211 КТМ РФ СССР 1968 г.).

Однако сейчас в перечень страховых интересов, установленный ст. 249 КТМ РФ, специально включена ответственность судовладельца, условием возникновения которой во многих случаях (в частности, при необеспечении сохранности принятых в перевозке грузов) является вина (см. п. 1 ст. 166 КТМ РФ), которая на практике чаще всего выражается именно в грубой неосторожности. Принимая во внимание диспозитивный характер нормы ст. 265 КТМ РФ, следует прийти к выводу, что в договоре страхования ответственности судовладельца его грубая неосторожность может быть элиминирована из числа обстоятельств, освобождающих страховщика от ответственности.

Таким образом, умысел страхователя остается единственным условием освобождения страховщика от ответственности, общим для договоров страхования судов, грузов и ответственности судовладельца. Что касается грубой неосторожности, то она продолжает сохранять свое значение для договоров страхования судов и грузов.