Вы здесь

Статья 281. Переход к страховщику прав страхователя или выгодоприобретателя на возмещение ущерба (суброгация)

СТ 281 КТМ РФ

1. К страховщику, уплатившему страховое возмещение, переходит в размере уплаченной суммы право требования, которое страхователь или выгодоприобретатель имеет к лицу, ответственному за причиненный ущерб. Такое право осуществляется страховщиком с соблюдением порядка, установленного для лица, получившего страховое возмещение.

2. В случае, если страхователь или выгодоприобретатель отказался от своего права требования к лицу, ответственному за причиненный ущерб, либо осуществление такого права невозможно по вине страхователя или выгодоприобретателя, страховщик освобождается от уплаты страхового возмещения полностью или в соответствующей части.

Комментарий к Ст. 281 Кодекса торгового мореплавания РФ

§ 1. Если причиной гибели или повреждения застрахованного имущества послужило противоправное поведение третьего лица, страхователь (выгодоприобретатель) вправе потребовать возмещения убытков либо от их причинителя, либо от страховщика. Права страхователя (выгодоприобретателя) по отношению к причинителю убытков, с одной стороны, и к страховщику, с другой, различны по своей юридической природе: со страховщиком его связывает обязательство, возникшее из договора морского страхования, а с причинителем убытков - обязательство, которое может быть как договорным (например, перевозка, экспедиция, хранение и т.п.), так и внедоговорным (например, деликт). Вместе с тем оба упомянутых выше субъективных права, хотя они и существуют в рамках различных обязательств, направлены на компенсацию одних и тех же убытков. Поэтому если страхователь взыскал убытки с их причинителя, то обратиться с аналогичным требованием к страховщику он уже не может, так как в этом случае страхователь получил бы сверхвозмещение, что противоречит компенсационной природе имущественного (в том числе и морского) страхования.

Если страхователь (выгодоприобретатель) предпочел истребовать компенсацию убытков от страховщика, то в силу закона к последнему переходит принадлежащее страхователю право на взыскание убытков с причинителя. По замыслу законодателя отрицательные имущественные последствия гражданского правонарушения, кто бы ни оплатил их потерпевшему, в конечном итоге все же должны обременить причинителя убытков. Поэтому закон, обязывая страховщика возместить страхователю (выгодоприобретателю) такие убытки, в то же время предусматривает переход к страховщику соответствующего права страхователя (выгодоприобретателя) по отношения к причинителю. Этот переход права именуется суброгацией.

Таким образом, по юридической природе суброгация представляет собой разновидность сингулярного правопреемства (ст. 387 ГК РФ).

§ 2. Упомянутое право страхователя (выгодоприобретателя) переходит к страховщику по прямому указанию закона. Юридическим фактом, порождающим такой переход, является выплата страхового возмещения за убытки, обусловленные правонарушением. В момент выплаты переход к страховщику соответствующего права страхователя (выгодоприобретателя) осуществляется автоматически, независимо от воли последнего. Иными словами, для суброгации не требуется никакого заявления страхователя (выгодоприобретателя).

На практике, впрочем, страхователь, получивший возмещение от страховщика, обычно вручает ему так называемое суброгационное письмо, т.е. особый односторонний документ, подтверждающий передачу страховщику прав на взыскание убытков с причинителя. Однако с правовой точки зрения суброгационное письмо, строго говоря, играет не конститутивную, а чисто доказательственную роль. Из этого исходит и юрисдикционная практика. Когда страховщик отказал страхователю в выплате страхового возмещения ввиду отсутствия суброгационного письма, МАК нашла необоснованным довод страховщика о том, что отсутствие суброгационного письма лишило его права на предъявление требования к перевозчику, поскольку по прямому указанию закона упомянутое право переходит к страховщику в силу самого факта выплаты страхового возмещения.

Право страхователя (выгодоприобретателя) на взыскание убытков с правонарушителя переходит к страховщику в пределах выплаченного последним страхового возмещения. Если оно не достигает суммы убытков (в частности, когда целиком утрачивается груз, застрахованный на неполную стоимость), страхователь (выгодоприобретатель) сохраняет право на взыскание с причинителя убытков, не покрытых страховым возмещением.

§ 3. Будучи разновидностью сингулярного правопреемства, суброгация приводит к тому, что страховщик вступает на место страхователя (выгодоприобретателя) в правоотношении, связывающем последнего с причинителем убытков. Соответственно, и взыскание убытков в пользу страховщика производится в рамках не страхового, а иного обязательства, субъектом которого страховщик стал вместо страхователя (выгодоприобретателя) вследствие суброгации. Иными словами, право, перешедшее от страхователя (выгодоприобретателя) к страховщику, последним должно осуществляться с соблюдением того же порядка, какой был предусмотрен для страхователя (выгодоприобретателя).

В частности, если застрахованный груз был утрачен или поврежден в ходе морской перевозки, страховщик, выплативший возмещение грузовладельцу, занимает место последнего в перевозочном обязательстве. Следовательно, по отношению к перевозчику страховщик груза, действующий в порядке суброгации, - это тот же грузовладелец. Значит, в споре со страховщиком перевозчик может использовать льготы и преимущества, которые он имеет против грузовладельца. К ним, в частности, относятся следующие.

Первое. Срок, в течение которого перевозчик отвечает за сохранность вверенного ему груза, обычно меньше периода несения риска страховщиком. Так, согласно п. 4 ст. 166 КТМ РФ ответственность морского перевозчика возникает с момента принятия груза к перевозке и продолжается до момента выдачи. Между тем по договору транспортного страхования груза последний обычно находится на риске страховщика на всем пути следования от склада отправителя до склада получателя, включая периоды, когда груз еще (или уже) не находится в ведении морского перевозчика. Естественно, что убытки, возникшие в такие периоды, последний оплачивать не будет, как он не стал бы оплачивать их грузовладельцу.

Второе. По прямому указанию закона перевозчик несет имущественную ответственность за утрату, недостачу и повреждение груза только при наличии вины (п. 1 ст. 166). Страховщик, напротив, обязан выплатить страховое возмещение и тогда, когда убытки не связаны с чьей-либо виной либо обусловлены действием непреодолимой силы. В подобных случаях перевозчик не отвечает ни перед грузовладельцем, ни перед страховщиком груза.

Третье. Споры, возникающие из договоров морской перевозки и морского страхования, подчиняются различным срокам исковой давности, составляющим один год для требований, возникающих из договора морской перевозки груза (п. 1 ст. 408), и два года для требований, возникающих из договора морского страхования (п. 1 ст. 409).

Четвертое. Страховщик оплачивает убытки в пределах (а иногда и сверх) страховой суммы. Предел ответственности морского перевозчика во многих случаях значительно ниже. Согласно п. 1 ст. 170, "если род и вид, а также стоимость груза не были объявлены отправителем до погрузки и не были внесены в коносамент, ответственность перевозчика за утрату или повреждение принятого для перевозки груза не может превышать 666,67 расчетной единицы за место или другую единицу отгрузки либо 2 расчетных единицы за один килограмм массы брутто утраченного или поврежденного груза, в зависимости от того, какая сумма выше".

Не подлежит сомнению, что морской перевозчик вправе воспользоваться ограничением ответственности в споре не только с грузовладельцем, но и с заменившим его в порядке суброгации страховщиком груза. Так, в одном из дел страховщик, выплативший иностранному грузовладельцу страховое возмещение в связи с повреждением нескольких комбайнов вследствие их ненадлежащего крепления в трюме судна, предъявил в порядке суброгации иск к морскому перевозчику об истребовании всей суммы страхового возмещения. Перевозчик поставил вопрос о применении предела своей ответственности, однако иск страховщика был удовлетворен в полной сумме.

Это решение было отменено в порядке надзора на том основании, что поскольку перевозчик несет перед грузополучателем ограниченную ответственность, то и страховщик, к которому в порядке суброгации перешли права грузополучателя, получил право на возмещение стоимости повреждения груза в ограниченном размере.

Пятое. По прямому указанию закона (п. 1 ст. 403) "до предъявления к перевозчику иска в связи с перевозкой груза в каботаже обязательно предъявление ему претензии". Если владельца такого груза заменяет вследствие суброгации страховщик, упомянутый претензионный порядок обязателен и для него. Претензионный порядок, однако, не обязателен для споров с перевозчиком, возникающих из перевозки груза между российскими и иностранными (либо между иностранными) портами. Освобождение от претензионного порядка распространяется и на страховщика, уплатившего страховое возмещение грузовладельцу и истребующего эту сумму с перевозчика.

§ 4. Пункт 2 комментируемой статьи освобождает страховщика от обязанности по выплате страхового возмещения в случаях, когда "страхователь или выгодоприобретатель отказался от своего права требования к лицу, ответственному за причиненный ущерб, либо осуществление такого права стало невозможным по вине страхователя или выгодоприобретателя".

Этим указанием следует и юрисдикционная практика. Если в ходе рассмотрения дела выясняется, что страхователь, претендующий на получение страхового возмещения в связи с повреждением застрахованного груза в ходе морской перевозки, не позаботился о документальном оформлении факта получения от перевозчика груза в поврежденном состоянии, в связи с чем страховщик утратил возможность обратиться с соответствующим требованием к перевозчику, МАК отказывает в выплате страхового возмещения.

Страховщик фактически лишается возможности осуществить перешедшее к нему право и тогда, когда страхователь оставляет в его распоряжении слишком мало времени для совершения действий, связанных с предъявлением требования к перевозчику. МАК, например, отклонила иск страхователя о выплате страхового возмещения, установив, что страхователь допустил промедление в высылке необходимых документов, которые поступили к страховщику менее чем за неделю до истечения срока исковой давности по договору морской перевозки груза.

По прямому указанию закона для применения п. 2 комментируемой статьи необходима вина страхователя. При отсутствии его вины в возникших у страховщика затруднениях с осуществлением права, перешедшего к нему в порядке суброгации, отказ в выплате страхового возмещения неоснователен. Например, в одном из дел Ингосстрах отклонил требование страхователя о компенсации убытков от порчи груза пшеницы на том основании, что страхователь не уведомил капитана судна или агента перевозчика о порче груза в период, когда судно находилось в порту выгрузки. Удовлетворяя иск страхователя, МАК отметила: "Если бы даже было установлено, что В/О "Экспортхлеб" не все сделало для обоснования возможного... иска А/О "Ингосстрах" к перевозчику, то в данных конкретных условиях это не могло бы быть поставлено в вину В/О "Экспортхлеб". Из представленного В/О "Экспортхлеб" акта... видно, что груз в доступных слоях пшеницы был обследован с участием инспектора ГХИ еще до постановки судна под разгрузку. При этом порча груза обнаружена не была. Следовательно, в этот период заявлять капитану судна или агенту перевозчика о наличии порчи груза у получателя не было оснований. Исследовать же груз в это время каким-либо иным способом у В/О "Экспортхлеб" не было возможности" (дело МАК N 8/1987).

Если невозможность взыскания убытков с лица, ответственного за их причинение, будет выявлена уже после того, как страховщик выплатил страховое возмещение страхователю (выгодоприобретателю), страховщик в соответствии с п. 4 ст. 965 ГК РФ вправе истребовать выплаченную им сумму обратно с начислением процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ.