Вы здесь

Статья 316. Основания ответственности собственника судна

СТ 316 КТМ РФ

1. Собственник судна с момента инцидента или, если инцидент состоит из ряда происшествий одного и того же происхождения, с момента первого происшествия несет ответственность за любой ущерб от загрязнения, причиненный судном в результате инцидента, за исключением случаев, предусмотренных статьями 317 и 318 настоящего Кодекса.

2. В настоящей статье и последующих статьях настоящей главы:

1) судном является любое судно, предназначенное или используемое для перевозки нефти наливом в качестве груза, при условии, если судно, способное перевозить нефть, рассматривается в качестве такого судна только тогда, когда оно фактически перевозит нефть наливом в качестве груза, а также в течение любого следующего за такой перевозкой рейса, если не доказано отсутствие на его борту остатков от такой перевозки нефти наливом;

2) потерпевшим лицом является гражданин, юридическое лицо, государство или любая его составная часть;

3) собственником судна является лицо, зарегистрированное в качестве собственника судна. В случае, если судно принадлежит государству и эксплуатируется организацией, которая зарегистрирована в качестве судовладельца, собственником судна является такая организация;

4) нефтью является любая стойкая углеводородная минеральная нефть, в том числе сырая нефть, мазут, тяжелое дизельное топливо и смазочные масла, независимо от того, перевозится она на борту судна в качестве груза или в топливных танках такого судна;

5) ущербом от загрязнения являются:

ущерб, причиненный вне судна загрязнением, происшедшим вследствие утечки или слива нефти с судна, где бы такие утечка или слив ни произошли, при условии, если компенсация за ущерб окружающей среде кроме упущенной выгоды в результате причинения такого ущерба ограничивается расходами на разумные восстановительные меры, которые фактически приняты или должны быть приняты;

расходы на предупредительные меры и причиненный такими мерами последующий ущерб;

6) предупредительными мерами являются любые разумные меры, принятые любым лицом после инцидента, по предотвращению или уменьшению ущерба от загрязнения;

7) инцидентом является любое происшествие или ряд происшествий одного и того же происхождения, в результате которых причинен ущерб от загрязнения или возникла серьезная и непосредственная угроза причинения такого ущерба.

Комментарий к Ст. 316 Кодекса торгового мореплавания РФ

§ 1. Глава XVIII КТМ РФ воспроизводит положения Международной конвенции о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью 1969 г., дополненной и измененной Протоколом 1992 г. Конвенцию 1969 г., дополненную протоколом 1992 г., принято называть Международной конвенцией о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью 1992 г. (далее - Конвенция 1992 г.). В связи с тем, что ее имплементация в правовую систему России осуществлена с принятием внутригосударственного акта - КТМ РФ, толкование и применение главы XVIII последнего надлежит осуществлять с учетом положений Конвенции 1992 г.

§ 2. Пунктом 1 комментируемой статьи установлена так называемая "строгая" ответственность за ущерб от загрязнения нефтью. Для возложения такой ответственности не требуется наличия вины. Потерпевшему достаточно доказать размер понесенного ущерба, а также существование причинной связи между фактом разлива и причинением вреда. Ответственность возлагается на собственника судна.

Правилами главы XVIII устанавливается ответственность, в значительной степени отличающаяся от внедоговорной ответственности по гражданскому праву, в частности от ответственности за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих.

Владелец источника повышенной опасности не всегда отвечает по более строгим правилам, установленным ст. 1079 ГК РФ. Постановлением Пленума ВС РФ N 3 от 28 апреля 1994 г. "О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья" (п. 18) определено, что ответственность по правилам для источника повышенной опасности наступает только в том случае, если вред возник в результате действия источника повышенной опасности (например, при движении автомобиля, работе механизма, самопроизвольном проявлении вредоносных свойств, материалов, веществ и т.п.). В этой связи под действие ст. 1079 не подпадают стоящий автомобиль, судно. Для применения правил ст. 1079 необходимо установить наличие связи между наступлением вреда и деятельностью, осуществление которой создает повышенную опасность причинения вреда. В соответствии с положениями главы XVIII причинение ущерба от загрязнения с судов нефтью не требует доказывания вышеуказанного обстоятельства. Ответственность, следовательно, наступает по правилам, сходным, но не идентичным правилам 1079 ГК РФ.

Для наступления ответственности по правилам ст. 1079 ГК РФ необходимо наличие трех условий: 1) наступление вреда; 2) противоправность поведения причинителя вреда; 3) наличие причинной связи между наступлением вреда и противоправным поведением причинителя вреда. Ответственность владельца источника повышенной опасности наступает при отсутствии вины, в том числе и за случайное причинение вреда.

Правила главы XVIII в целом соответствуют вышеизложенным положениям. Исключение составляет правило о лице, на которое возлагается ответственность. В соответствии со ст. 1079 владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником. При наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее таким источником.

Глава XVIII в отличие от указанного правила устанавливает, что только собственник судна, а не иные лица, отвечают за вред, причиненный загрязнением. КТМ РФ не освобождает собственника судна (страховщика его ответственности или лиц, предоставивших иное финансовое обеспечение) от ответственности за вред, если судно выбыло из его обладания в результате противоправных действий других лиц, и не возлагает ее на таких лиц. В ряде случаев такие действия могут подпадать под положения ст. 317 КТМ РФ, освобождающей собственника судна от ответственности по другим основаниям.

Непреодолимая сила, являющаяся основанием для освобождения от ответственности, понимается различно ГК РФ и КТМ РФ. По КТМ РФ лишь наиболее вредоносные проявления непреодолимой силы (военные действия, чрезвычайные стихийные явления) являются основаниями для освобождения от ответственности.

Необходимость специального регулирования правоотношений, подпадающих под действие главы XVIII, обусловлена катастрофическими последствиями разливов нефти при ее перевозках на танкерах.

§ 3. Под действие главы XVIII КТМ РФ подпадают случаи загрязнения нефти при одновременном выполнении условий:

- ущерб должен быть причинен судном;

- судно должно быть специализированным (предназначенным для транспортировки нефти);

- такое судно должно фактически перевозить нефть;

- нефть должна перевозиться наливом;

- нефть должна перевозиться в качестве груза.

Из сказанного вытекает, что не охватываются данной главой следующие случаи:

- загрязнение нефтью из других источников, в частности из трубопроводов, береговых нефтехранилищ, буровых установок, с судов, не предназначенных для транспортировки нефти наливом (сухогрузные, пассажирские, рыболовные суда и т.п.);

- загрязнение нефтью судами, предназначенными для транспортировки нефти, когда загрязнение осуществляется бункером;

- когда нефть транспортируется не наливом, а иным способом (в бочках, баллонах).

В качестве особых случаев, подпадающих под действие главы XVIII, необходимо указать на одновременное причинение ущерба бункерной нефтью и нефтью, перевозимой в качестве груза, а также ущерб, причиненный разливом загрязненных нефтью балластных вод или остатками нефти, если она перевозилась в предыдущем рейсе наливом и если не доказано ее отсутствие на борту.

Количество нефти, перевозимой наливом, не имеет значения для определения сферы действия главы XVIII. В деле "Мебаразуки Мару N 5", решавшемся по правилам Конвенции 1969 г., на борту судна находилось лишь 30 тонн нефти.

Потерпевшими могут быть как российские, так и иностранные субъекты права. Правоспособность и дееспособность потерпевших лиц определяется применимым правом.

§ 4. Возложение ответственности на собственника судна явилось результатом сложного компромисса. При разработке Конвенции 1969 г. рассматривались варианты возложения ответственности на грузоотправителя или грузополучателя. Из-за сложности идентификации грузоотправителя и грузополучателя этот вариант был отклонен. Негативные финансовые последствия введения нового режима в значительной мере были устранены путем возложения обязанности на получателей нефти по уплате взносов в специальный фонд, образованный в соответствии с Международной конвенцией о создании Международного фонда для компенсации ущерба от загрязнения нефтью 1971 г. С макроэкономической точки зрения бремя компенсации последствий катастрофических разливов нефти возложено на нефтяную индустрию и морской транспорт. Обусловлен такой подход тем, что угроза катастрофического ущерба загрязнением возникает именно при сосредоточении большого количества нефти на морском судне.

§ 5. Как отмечалось выше, собственник судна несет ответственность по правилам главы XVIII без вины. Не имеет значения, осуществлял он эксплуатацию судна самостоятельно либо передал его в бербоут - чартер, тайм - чартер, в менеджмент, либо иным образом права пользования и владения судном перешли к третьему лицу. Решающим обстоятельством, с помощью которого определяется лицо, несущее ответственность, является право собственности на судно. В Российской Федерации морские суда квалифицируются как недвижимость. Соответственно возникновение, изменение и прекращение прав на них, в том числе права собственности, обусловлено регистрацией прав. За рубежом суда не рассматриваются как недвижимость, но и суда, и права на них также подлежат регистрации. Таким образом, установление личности собственника судна не представляет особой сложности.

Использование таких понятий, как инцидент и зарегистрированный собственник судна, позволяет точно определить лицо, несущее ответственность за ущерб, причиненный загрязнением нефтью. Если судно принадлежит государству и эксплуатируется организацией, которая зарегистрирована в качестве судовладельца, собственником судна является такая организация. Данная фикция сохраняет свое практическое значение и в настоящее время. Если государство передало юридическому лицу судно в доверительное управление, ответственность возлагается на доверительного управляющего, а не на государство, которое является зарегистрированным собственником.

§ 6. Определение нефти, приведенное в комментируемой статье, не охватывает легкие сорта нефтепродуктов, включая керосин, легкое дизельное топливо, газолин. Под действие главы подпадают лишь вещества, обладающие загрязняющими свойствами, но не токсичностью. Такими характеристиками обладает углеводородная минеральная нефть, в том числе сырая нефть, мазут, тяжелое дизельное топливо и смазочные масла. В практике встречались прецеденты, в соответствии с которыми асфальт и битум подпадают под понятие нефти.

В целях унификации толкования понятия "нефть" Международный фонд для компенсации ущерба от загрязнения нефтью подготовил и выпустил "Нетехническое руководство по определению природы и понятия стойкой нефти", которым целесообразно руководствоваться в сложных случаях.

В определении нефти специально подчеркивается, что перевозка нефти на борту судна в качестве груза или в топливных танках не является квалифицирующим признаком. Значение различия между бункерной и грузовой нефтью для применения правил главы XVIII рассматривалось в § 3 комментария к настоящей статье.

§ 7. Понятие ущерба является ключевым для определения случаев, на которые распространяются правила КТМ РФ. Из определения ущерба следует, что из всех способов причинения внедоговорного вреда именно загрязнение подпадает под регулирование этой главы. При этом загрязнение понимается в широком смысле, включая токсическое воздействие. Иные способы причинения ущерба - взрывы, пожары - не охватываются этим понятием в смысле главы XVIII КТМ РФ.

Ущерб должен быть причинен вне судна, перевозящего нефть. В деле "Тсубаме Мару N 5" из-за ошибки экипажа при перекачке нефти с танкера на рыболовное судно нефть была закачена в трюм рыболовного судна. В море нефть не попала, но повредила груз рыбы. Такой ущерб был квалифицирован как загрязнение нефтью. При рассмотрении дела "Нанси Ор Гаучер" загрязнение асфальтом корпуса танкера не рассматривалось как причинение ущерба вне судна, перевозящего нефть, и расходы по очистке корпуса не были возмещены. Однако ущерб, причиненный загрязнением асфальтом вне судна, подлежал возмещению.

Способ попадания нефти за борт судна не имеет значения. Нефть может оказаться вне судна вследствие аварии (посадка на мель, столкновение с судном или иным объектом), при откатке за борт загрязненного балласта, при погрузке или выгрузке нефти. В последнем случае необходимо установить источник загрязнения. При переполнении танков судна во время грузовых операций применяются правила главы XVIII, а при разрыве береговых трубопроводов или шлангов ущерб возмещается на основании общих правил гражданского законодательства.

§ 8. В соответствии с правилами главы XVIII возмещаются расходы, понесенные потерпевшим лицом, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В практике рассмотрения подобных дел выработаны следующие критерии, которые применимы ко всем требованиям, вытекающим из причинения вреда загрязнением:

- расходы и реальный ущерб должны быть действительно понесены;

- расходы должны быть разумными и оправданными;

- расходы и реальный ущерб возмещаются в случае и в той степени, в какой они причинены загрязнением;

- между расходами и реальным ущербом, с одной стороны, и загрязнением - с другой, должна существовать причинно - следственная связь;

- возмещению подлежат только те убытки, размер которых можно установить;

- бремя доказывания убытков возлагается на потерпевшего.

§ 9. Работы по очистке побережья и моря, как правило, рассматриваются в качестве предупредительных, т.е. направленных на предотвращение или уменьшение причинения вреда загрязнением, мер. Разумные расходы, направленные на осуществление таких работ, подлежат возмещению. В частности, возмещаются расходы на постановку боновых ограждений, по сбору нефти, очистке береговой линии и береговых сооружений. В настоящее время накопилось достаточно много научной информации относительно случаев, в которых осуществление очистки загрязненных природных объектов приносит больше вреда, чем отказ от ее проведения. Представляется, что в таких ситуациях осуществление расходов по очистке не может быть признано разумным.

Зачастую проведение предупредительных мер связано с причинением ими ущерба. Это может выражаться в повреждении дорожного покрытия, причальных сооружений и набережных. Расходы на устранение такого ущерба также подлежат возмещению. Однако они не должны включать в себя затраты на улучшение имущества.

Предупредительные меры должны быть разумными и обоснованными с учетом всех обстоятельств дела, в том числе должно быть разумным и обоснованным соотношение их стоимости и положительного результата. Указание государственных органов относительно осуществления предупредительных мер само по себе не является доказательством их разумности и обоснованности. Если имеются достаточные основания предполагать неэффективность планируемых мер, то это является основанием для отказа в возмещении расходов на их проведение. Однако, если можно было разумно ожидать, что предупредительные меры окажутся эффективными, но положительный результат после их осуществления не был достигнут, отсутствие такого результата само по себе не является основанием для отказа в возмещении убытков.

Обычно стоимость предупредительных мер формируется за счет затрат на оплату труда, аренду или приобретение оборудования и расходных материалов, расходов на очистку и ремонт оборудования. Если оборудование приобретено специально для данного случая, то расходы на его приобретение оплачиваются за вычетом остаточной стоимости.

Если государственные органы или иные публичные учреждения приобрели специализированное оборудование и материалы на случай возможного разлива, компенсация выплачивается в отношении не всей, а лишь разумной части покупной цены.

§ 10. Спасательные операции в некоторых случаях могут содержать в себе элемент предупредительных мер. Они являются таковыми только тогда, когда их основной целью является предотвращение загрязнения. Если они имеют другую цель, в частности спасение судна и/или груза, спасатель не имеет права на получение возмещения по правилам главы XVIII. Если спасательные операции проводятся как для спасания судна и груза, так и предотвращения загрязнения, расходы распределяются пропорционально.

§ 11. Как правило, в результате операций по очистке возникает необходимость утилизировать собранную нефть, загрязненную почву и т.п. Связанные с этим расходы подлежат возмещению. Сумма возмещения уменьшается на сумму доходов от продажи очищенной нефти.

§ 12. При загрязнении нефтью имущества (рыболовные снасти, яхты, суда и др.) возмещению подлежит стоимость его очистки и ремонта. Если оно не может быть очищено, возмещается стоимость приобретения равнозначной замены с учетом износа загрязненного имущества.

§ 13. Стоимость исследовательских работ возмещается в тех случаях, когда они осуществлены для определения размера причиненного ущерба.

§ 14. Расходы, которые производятся независимо от инцидента, подлежат возмещению за соответствующий период частично. К ним относятся заработная плата персонала, расходы по содержанию судов, машин, оборудования и хранению материалов при условии, что они непосредственно связаны с инцидентом. Расходы, вызванные собственно инцидентом, т.е. дополнительные, произведенные сверх текущих расходов, возмещаются в полном объеме.

§ 16. Упущенная выгода подлежит возмещению. В частности, возмещаются неполученные доходы рыбаков, если их сети были испорчены загрязнением.

Частным случаем упущенной выгоды являются "экономические потери". Сюда можно отнести, например, убытки лиц, имущество которых не было подвергнуто загрязнению, но чьи доходы сократились из-за инцидента. Так, рыбаки, чье имущество не было повреждено загрязнением, но лишившиеся возможности осуществлять промысел как в обычном, так и другом местах, имеют право на возмещение упущенной выгоды. Аналогичные убытки могут быть понесены владельцами гостиниц и ресторанов, расположенных рядом с загрязненным общественным пляжем, в связи с тем, что количество посетителей сократилось в период его загрязнения.

Особо следует подчеркнуть, что такие убытки должны быть причинены собственно загрязнением, а не инцидентом. При решении вопроса о том, подлежат ли возмещению "экономические потери", выработался подход, в соответствии с которым между наступлением убытков и загрязнением должна существовать причинно - следственная связь с достаточно высокой степенью зависимости между причиной и следствием. Требования о возмещении "экономических потерь" не подлежат удовлетворению, если единственным доказательством наличия причинной связи является ссылка на то, что убытки не возникли бы, если бы не произошел разлив нефти. При рассмотрении этого вопроса во внимание необходимо принимать следующие обстоятельства:

- географическую зависимость между деятельностью истца и районом загрязнения;

- степень экономической зависимости истца от ресурсов, подверженных вредоносному воздействию загрязнения;

- наличие альтернативных ресурсов или деловых возможностей;

- степень интеграции деловой активности истца в экономику района, подверженного загрязнению.

На практике сложилось разделение между двумя категориями предпринимателей, получающих доходы от туризма. К первой категории относятся те, кто продает товары и предоставляет услуги непосредственно туристам. Ко второй - поставщики товаров и услуг для других предпринимателей, вовлеченных в туристический бизнес (но не непосредственно туристам). Практическим следствием такого разделения является удовлетворение требований о возмещении убытков первой категории предпринимателей, если вследствие загрязнения уменьшилось количество туристов (и, соответственно, доходов), и отказ в удовлетворении аналогичных требований второй категории, так как считается, что во втором случае между загрязнением и убытками нет причинно - следственной связи с достаточно высокой степенью зависимости между причиной и следствием.

При расчете размера "экономических потерь" принимаются во внимание финансовые результаты предприятия за соответствующие периоды предшествующих лет; размер планируемых доходов во внимание не принимается. Сумма экономии накладных и иных расходов подлежит вычитанию из суммы возмещения.

§ 17. Меры, направленные на предотвращение или уменьшение "экономических потерь", подлежат компенсации при выполнении следующих условий:

- меры должны быть разумными;

- стоимость мер должна быть разумной и пропорциональной предполагаемым "экономическим потерям";

- вероятность успешности предполагаемых мер должна быть разумной. Расходы на проведение маркетинговой компании подлежат возмещению в части, относимой к предполагаемому рынку (расходы на проведение общей маркетинговой компании не принимаются во внимание), и если они являются дополнительными к мерам, направленным на уменьшение предполагаемых убытков.

§ 18. Загрязнение может быть и во многих случаях является причиной гибели или уменьшения товарной ценности рыбы и аквакультур. Однако доказывание данных обстоятельств связано с определенными трудностями. Практикой установлено, что запрещение рыболовства в определенных районах, а также установление запретных районов для выращивания аквакультур не являются бесспорными доказательствами причинения ущерба загрязнением рыбодобыче или выращиванию аквакультур. Доказывание данных фактов осуществляется с помощью научных исследований и других средств доказывания. К ним относятся фото- и видеозаписи, проведение сюрвейерских осмотров и др. Как правило, проводится сравнение образцов продукции из районов, подверженных и неподверженных загрязнению, на наличие привкуса и/или запаха, привнесенного загрязнением.

Сбор доказательств, в частности, направлен на доказывание:

- факта загрязнения продукции;

- отсутствия разумной вероятности того, что загрязнение устранится естественным путем до паутины или сбора морепродуктов;

- негативного отражения на производстве продукции дальнейшего нахождения морепродуктов в воде;

- наличия спроса на продукцию в сезон сбора или промысла.

§ 19. Вопрос об удовлетворении требований о возмещении убытков, причиненных ущербом собственно окружающей среде, определенное время оставался открытым, поскольку формулировки Конвенции 1969 г. не давали четкого ответа на данный вопрос. Это было связано со многими обстоятельствами, среди которых следует особо выделить понятие ущерба, причиненного окружающей среде, и сложность его отделения от других видов ущерба.

Впервые международное сообщество столкнулось с этими проблемами в деле о разливе нефти с советского танкера "Антонио Грамши", когда советские государственные органы предъявили требования о возмещении убытков, рассчитанных на основе методик, определенных инструкциями Минводхоза и Минрыбхоза об исчислении убытков, причиненных государству разливом нефти. Расчет убытков осуществлялся по определенным формулам; размер в основном зависел от количества разлитой нефти и времени ее пребывания в воде. В основу расчетов убытков были положены расчеты стоимости восстановления водных ресурсов до состояния, в котором они находились перед загрязнением. Работы по восстановлению никогда не проводились, и наступление убытков не связывалось с их фактическим проведением. В основу методик были положены теоретические модели, и расчет убытков также был теоретическим.

Удовлетворение требований о возмещении теоретических убытков было признано международным сообществом недопустимым. В 1980 г. Ассамблея Международного фонда для компенсации ущерба от загрязнения нефтью приняла специальную резолюцию по этому вопросу, которая впоследствии была подтверждена Ассамблеей при рассмотрении дела "Хэйвен" (разлив нефти в 1991 г. у берегов Италии). Такой подход был обусловлен тем, что эффективная работа режима, направленного на быстрое и гарантированное возмещение убытков, причиненных загрязнением нефтью, в значительной мере могла быть парализована удовлетворением требований теоретического характера. Лица, фактически понесшие ущерб от загрязнения или осуществлявшие меры, направленные на предотвращение загрязнения, не получили бы соответствующее возмещение, так как значительная часть ограничительного фонда направлялась бы на возмещение теоретических убытков.

С учетом вышеизложенного при пересмотре Конвенции в 1984 и 1992 гг. определение ущерба было уточнено и компенсация за ущерб окружающей среде (кроме упущенной выгоды) в результате причинения такого ущерба теперь ограничивается расходами на разумные восстановительные меры, которые фактически приняты или должны быть приняты. В этой связи применение каких-либо актов, предусматривающих возмещение ущерба, причиненного окружающей среде, и основанных на теоретических моделях, в отношении случаев, предусмотренных главой XVIII Кодекса, неправомерно.

Отказ в возмещении теоретического ущерба отнюдь не означает отказа в возмещении любого ущерба, связанного с окружающей средой. Правила главы XVIII поощряют осуществление разумных мер, направленных на восстановление окружающей среды. При рассмотрении соответствующих требований принимается во внимание следующее:

- стоимость мер должна быть разумной;

- пропорция между стоимостью достигнутых и ожидавшихся результатов должна быть разумной;

- меры должны быть надлежащими и предполагать разумную вероятность успеха.

§ 20. Глава XVIII не содержит перечня предупредительных мер. Однако имеются два критерия в отношении того, какие действия могут быть квалифицированы в качестве таковых. Во-первых, меры должны быть разумными, во-вторых, принятыми после инцидента. В этой связи расходы, понесенные лицами на содержание до инцидента персонала, чья повседневная работа состоит в предотвращении или уменьшении ущерба от загрязнения, не подлежат возмещению, равно как и расходы по хранению специализированного оборудования и материалов.

Квалификация предупредительных мер как таковых осуществляется через цель, на которую они направлены. Если меры предпринимаются с целью уменьшения или предотвращения ущерба, то они являются предупредительными. При этом не имеет значения, кто их предпринимает. Если осуществляемые меры направлены не только на предотвращение загрязнения, но и на иные цели, они признаются предупредительными лишь в части.

§ 21. Для определения случаев, подпадающих под действие главы XVIII, важно понятие инцидента. Оно охватывает не только те происшествия, которые вызвали загрязнение, но и происшествия, создающие непосредственную угрозу такого загрязнения. Инцидентом в смысле Кодекса будут, например, являться и разлив нефти с танкера, вызванный повреждением его корпуса, и посадка танкера на рифы без разлива нефти. В последнем случае посадка должна создавать серьезную и непосредственную угрозу причинения ущерба.

В реальности разлив нефти происходит вследствие происшествий, отделенных друг от друга определенным временным промежутком, но тесно связанных друг с другом. Если при посадке танкера на мель не произойдет разлив нефти, но он потеряет управление и в ходе начавшихся спасательных мероприятий повторно сядет на мель и разольет нефть, то началом инцидента при определенных условиях может считаться первая посадка на мель. Практическим следствием этого будет являться возможность получить возмещение расходов с момента первой посадки танкера на мель, но в пределах ограничительного фонда, созданного в связи с данным инцидентом.

Если танкер затонул с грузом нефти на борту и она по прошествии некоторого времени разольется из затонувшего танкера, то повторный разлив будет рассматриваться как часть первого инцидента при условии, что это произойдет до истечения срока исковой давности.