Вы здесь

Статья 337. Сфера применения правил, установленных настоящей главой

СТ 337 КТМ РФ

1. Правила, установленные настоящей главой, применяются к любым спасательным операциям, если договором о спасании прямо или косвенно не предусмотрено иное.

Стороны не вправе своим договором исключить применение статьи 339 настоящего Кодекса, а также отступить от обязанностей по предотвращению или уменьшению ущерба окружающей среде, установленных статьей 340 настоящего Кодекса.

2. Для целей настоящей главы:

1) спасательной операцией является любое действие или любая деятельность, предпринимаемые для оказания помощи любому судну или другому имуществу, находящимся в опасности в судоходных водах или в любых других водах;

2) имуществом является не прикрепленное постоянно и преднамеренно к побережью имущество и фрахт на риске;

3) ущербом окружающей среде является значительный реальный ущерб, причиненный здоровью человека, или морской флоре и фауне, или ресурсам в прибрежных водах, во внутренних водах либо в прилегающих к ним районах загрязнением, пожаром, взрывом или другими подобными крупными инцидентами.

3. Правила, установленные настоящей главой, за исключением правила, установленного пунктом 1 статьи 345 настоящего Кодекса, также распространяются на:

военные корабли, военно-вспомогательные суда и другие суда, находящиеся в собственности Российской Федерации, собственности субъектов Российской Федерации или эксплуатируемые ими и используемые в момент осуществления спасательных операций только для правительственной некоммерческой службы;

некоммерческие грузы, находящиеся в собственности государства.

4. Правила, установленные настоящей главой, не распространяются на:

стационарные платформы или морские плавучие платформы, если такие платформы осуществляют в местах их расположения разведку и разработку минеральных и других неживых ресурсов морского дна и его недр;

морское имущество культурного характера, имеющее доисторическое, археологическое или историческое значение, если оно находится на морском дне.

Комментарий к Ст. 337 Кодекса торгового мореплавания РФ

§ 1. Нормы настоящей главы основываются на положениях Международной конвенции о спасании 1989 г. (далее - Конвенция о спасании 1989 г.), установившей новый международно - правовой режим спасания. Значительные изменения технического и экономического характера, происшедшие в международном судоходстве, спасании и страховании, а также возросшая озабоченность в отношении защиты окружающей среды вызвали необходимость пересмотра международных правил, содержащихся в Конвенции об унификации некоторых правил, касающихся оказания помощи и спасания на море, принятой в г. Брюсселе 23 сентября 1910 г. (далее - Конвенция о спасании 1910 г.). Конвенция о спасании 1989 г. вступила в силу 14 июля 1996 г. Российская Федерация ратифицировала ее 17 декабря 1998 г. (СЗ РФ. 1998. N 51. Ст. 6268). С принятием КТМ РФ положения Конвенции о спасании 1989 г. стали частью правовой системы Российской Федерации прежде, чем Конвенция приобрела для России статус международного договора.

§ 2. Пункт 1 комментируемой статьи основывается на п. п. 1 и 3 ст. 6 Конвенции о спасании 1989 г.

Право спасателя на вознаграждение и специальную компенсацию не зависит от того, осуществляется ли спасательная операция на основании договора о спасании или без такого договора. На практике спасательные операции обычно осуществляются, особенно профессиональными спасателями, на основании договоров о спасании. В связи с этим п. 1 ст. 337 устанавливает, в какой мере правила настоящей главы обязательны для сторон договора. Из общего правила о праве сторон договора осуществлять спасательные операции на согласованных ими условиях (абз. 1 п. 1) установлены (абз. 2 п. 1) только два исключения: 1) стороны не могут своим договором исключить применение ст. 339, касающейся несправедливых договоров или их условий, и 2) отказаться от установленной ст. 340 обязанности по предотвращению или уменьшению ущерба окружающей среде при осуществлении спасательной операции. Таким образом, большинство правил настоящей главы являются диспозитивными, т.е. применяются постольку, поскольку договором прямо или косвенно не предусмотрено иное.

Стороны договора о спасании свободны в выборе формы, в которой они могут отступить от диспозитивных правил настоящей главы. Они могут своим договором исключить любое из диспозитивных правил или предусмотреть иные правила либо косвенно предусмотреть иное, составив текст договора таким образом, что становится очевидным намерение сторон регулировать свои отношения иначе, чем это предусмотрено правилами настоящей главы.

§ 3. Подпункт 1 п. 2 комментируемой статьи воспроизводит определение спасательной операции, содержащееся в подп. "а" ст. 1 Конвенции о спасании 1989 г. Определение спасательной операции важно для понимания сферы применения правил главы XX КТМ РФ.

§ 4. В соответствии с подп. 1 п. 2 ст. 337 операция является спасательной, если она осуществляется по отношению к судну или другому имуществу, находящемуся в опасности в любых судоходных или иных водах. Это означает, что традиционное требование о наличии опасности для спасаемого объекта сохраняется и служит критерием отграничения спасательной операции от любой иной операции, осуществляемой по отношению к судну или другому имуществу.

Судно или другое имущество признаются находящимися в опасности в случае, если для них существует угроза получения повреждений или гибели. Не требуется, чтобы опасность была непосредственной и абсолютной. Достаточно, чтобы к моменту осуществления спасательной операции обстоятельства были такими, при которых существовала бы возможность получения судном или другим имуществом повреждений либо их гибели. На практике нередко опасность для судна в физическом смысле (получение повреждений) сопровождается так называемой финансовой опасностью, т.е. финансовыми потерями, вызванными иммобилизацией судна вследствие аварии. В случае, если реальность опасности в физическом смысле носит неопределенный характер, при решении вопроса о наличии или отсутствии опасности особое значение придается таким обстоятельствам, как невозможность судном осуществлять его функции, неспособность его своими силами и средствами изменить ситуацию и, как следствие этого, риск понести значительные убытки из-за задержки принятия помощи спасателей.

Географическая сфера, в которой судно или другое имущество могут находиться в опасности, определяется очень широко. Это - любые воды (независимо от того, являются ли они судоходными или нет), т.е. морские воды, реки, каналы, озера, доки (если они не являются сухими) и др.

§ 5. Объектами спасания являются "судно" или "другое имущество". Разграничение этих понятий важно для применения ст. 343, согласно которой право спасателя на специальную компенсацию возникает при осуществлении спасательной операции только по отношению к судну (см. § 2, 3 комментария к ст. 343).

§ 6. В ст. 337 не воспроизводится содержащееся в подп. "b" ст. 1 Конвенции о спасании 1989 г. определение судна. Для целей настоящей главы применимо определение судна как самоходного или несамоходного плавучего сооружения, которое дано в п. 1 ст. 7 для целей применения правил КТМ РФ. Это определение, по существу, соответствует определению судна, содержащемуся в подп. "b" ст. 1 Конвенции о спасании 1989 г.

§ 7. Согласно подп. 2 п. 2 комментируемой статьи имуществом является не прикрепленное постоянно и преднамеренно к побережью имущество и фрахт на риске (о понятии "фрахт на риске" см. § 8 комментария к настоящей статье). В определении спасательной операции (подп. 1 п. 2) делается отсылка к "судну или другому имуществу, находящимся в опасности". Ограничение, предусмотренное подп. 2 п. 2 ("не прикреплено постоянно и преднамеренно к побережью"), относится только к другому, чем судно, имуществу. Имущество иное, чем платформы и установки, которые подпадают под действие абзаца второго п. 4 ст. 337 КТМ РФ, может быть объектом спасания, если оно постоянно и преднамеренно прикреплено к морскому дну. Ограничение, предусмотренное подп. 2 п. 2, не применяется, поскольку "морское дно" и "побережье" не являются тождественными понятиями. Традиционные объекты спасания, связанные с судном, - груз, фрахт, бункер, оборудование судна, не являющееся частью корпуса судна или его машин, запасы судна и иное имущество на его борту - являются имуществом в значении подп. 2 п. 2 комментируемой статьи.

§ 8. Для целей настоящей главы "фрахт на риске" охватывается понятием имущества и является самостоятельным объектом спасания. Для целей спасания фрахт используется только в значении платы, причитающейся за перевозку груза. Не является объектом спасания плата за пользование судном (фрахт), причитающаяся по договору фрахтования судна.

Если договором перевозки груза не предусмотрено иное, фрахт причитается и уплачивается при доставке груза в порт назначения. Именно такой фрахт относится к фрахту на риске, поскольку он был бы утрачен, если бы судно с грузом не достигло порта назначения благодаря усилиям спасателей. Стоимость спасенного имущества, учитываемая при определении размера вознаграждения за спасение, должна включать в себя стоимость фрахта, уплачиваемого в порту назначения. Такой фрахт обычно находится на риске судовладельца. Фрахт, уплачиваемый вперед и не подлежащий возврату независимо от того, погибнет судно или груз либо нет, не является самостоятельным объектом спасания. Такой фрахт включается в качестве составной части в стоимость груза, продаваемого обычно на условиях СИФ, и не является "фрахтом на риске".

§ 9. Правила настоящей главы, как и правила Конвенции о спасании 1989 г., не содержат прямых предписаний относительно их применения к затонувшему имуществу, в том числе к затонувшим судам и их грузам. В связи с серьезными различиями в праве и практике государств относительно характера операций, осуществляемых по отношению к затонувшим судам и их грузам (согласно праву и практике одних государств - это спасательная операция, других - операция по подъему и удалению остатков кораблекрушения), в определениях судна и имущества, содержащихся в Конвенции о спасании 1989 г., изъято упоминание о затонувшем имуществе. Вместе с тем в соответствии с подп. "d" п. 1 ст. 30 Конвенции о спасании 1989 г. государство может сделать оговорку о неприменении правил Конвенции к морскому имуществу культурного характера, имеющему доисторическое, археологическое или историческое значение и находящемуся на морском дне. Из этого следует, что тем самым Конвенция о спасании 1989 г. допускает возможность применения ее правил к указанному имуществу, находящемуся на морском дне, и к другому затонувшему имуществу.

В российской доктрине и практике решение вопроса о том, является ли операция по отношению к затонувшему имуществу спасательной операцией, зависит от того, находится ли затонувшее имущество в опасности или нет. Наличие опасности является обязательным условием любой спасательной операции: нет опасности - нет спасательной операции. В случае, если подъем, удаление или уничтожение затонувшего имущества рассматриваются как спасательная операция, применяются правила настоящей главы.

§ 10. Из определения спасательной операции следует, что спасателем может быть любое лицо, осуществляющее спасательную операцию, как она определена в подп. 1 п. 2 комментируемой статьи. Для применения правил настоящей главы не имеет значения, к какой категории спасателей относится лицо, осуществляющее спасательную операцию: является ли оно случайным спасателем или осуществляет спасательные операции в качестве профессиональной деятельности. Любые спасатели имеют равные права и обязанности, установленные правилами настоящей главы.

§ 11. Спасательные операции обычно осуществляются судами. Правила настоящей главы применяются как к морским судам, так и к судам внутреннего плавания. Подпункт 1 п. 2 ст. 337 допускает возможность осуществления спасательной операции по отношению к судну или другому имуществу с воздуха с использованием летательных аппаратов и с берега с использованием или без использования приспособлений или оборудования, находящихся на берегу. Не исключается также возможность осуществления спасательной операции отдельными лицами. В спасательную операцию, осуществляемую с воздуха, берега или отдельными лицами, могут не быть вовлечены суда в случае, если спасаемым объектом является другое, чем судно, имущество. При ратификации Конвенции о спасании 1989 г. Российская Федерация не сделала оговорку о неприменении ее правил в случае, если спасательная операция имеет место во внутренних водах и не вовлечено никакое судно (подп. "b" п. 1 ст. 30). В связи с этим из сферы действия правил настоящей главы не сделаны изъятия в отношении таких случаев.

§ 12. Подпункт 3 п. 2 комментируемой статьи воспроизводит определение ущерба окружающей среде, содержащееся в подп. "d" ст. 1 Конвенции о спасании 1989 г.

Ущерб окружающей среде характеризуется рядом отличительных особенностей. Во-первых, ущерб должен быть значительным. Во-вторых, он должен быть также реальным (физическим). Экономические потери, даже значительные по своему размеру, понятием "ущерб окружающей среде" не охватываются. В-третьих, "жертвами" ущерба могут быть только люди, морская флора и фауна и морские ресурсы. В связи с этим риск причинения значительного ущерба имуществу третьих лиц не подпадает под понятие "ущерб окружающей среде". В-четвертых, ущерб должен иметь место в прибрежных или внутренних водах либо в прилегающих к ним районах. Сам же инцидент с судном, с которым связывается ущерб, может и не произойти в таких водах или районах. В определении ущерба окружающей среде сознательно не были использованы правовые термины для обозначения водных пространств (территориальное море, исключительная экономическая зона). Отказ от их использования имел целью избежать споров о целесообразности включения соответствующих пространств в сферу действия правил о спасании. В-пятых, ущерб должен быть связан с крупными инцидентами в результате загрязнения, пожара, взрывов и другими подобными крупными инцидентами. Термин "крупный инцидент" предполагает, что ущерб распространяется на значительное пространство.

Ущерб окружающей среде является понятием общего характера, поскольку относится не к конкретному лицу или конкретному интересу, а к ущербу в соответствующем пространстве. Для целей применения правил о спасании, и в частности подп. 2 п. 1 ст. 342 и ст. 343 КТМ РФ, не требуется причинения ущерба как такового, достаточно наличие риска причинения значительного ущерба общего характера в определенном пространстве.

Понятие ущерба окружающей среде, содержащееся в подп. 3 п. 2 ст. 337, носит ограничительный характер. Это, в частности, относится к ограничению его прибрежными или внутренними водами или прилегающими к ним районами. Следствием этого является неприменение правил о специальной компенсации (см. комментарий к ст. 343) к ущербу окружающей среде в открытом море. Между тем практика спасания последних лет подтверждает правоту спасателей в том, что и в открытом море коммерческие интересы владельцев судов и грузов могут подвергаться серьезному риску и что лишение спасателей права на специальную компенсацию в этих случаях может приводить к их отказу осуществлять спасательные операции в открытом море. На практике применение понятия "ущерб окружающей среде" вызывает также трудности в связи с необходимостью доказать, что ущерб был значительным.

§ 13. Пунктом 3 комментируемой статьи установлено исключение из общего правила о нераспространении правил настоящего Кодекса на военные корабли, военно - вспомогательные суда и другие суда, находящиеся в собственности государства или эксплуатируемые им и используемые только для правительственной некоммерческой службы, а также некоммерческие грузы, находящиеся в собственности государства. Под действие п. 3 ст. 337 подпадают используемые в момент осуществления спасательной операции для правительственной некоммерческой службы военные корабли и военно - вспомогательные и другие суда, находящиеся в собственности Российской Федерации или эксплуатируемые ею.

Прямое предписание о распространении правил о спасании на некоммерческие грузы, находящиеся в собственности государства (п. 3 ст. 337), вводится в отечественное законодательство впервые. В этом сказалось влияние Конвенции о спасании 1989 г., в соответствии со ст. 25 которой ее правила применяются к некоммерческим грузам, находящимся в собственности государства и обладающим в момент осуществления спасательной операции суверенным иммунитетом согласно общепризнанным принципам международного права. Правила настоящей главы применяются к некоммерческим грузам независимо от того, перевозятся ли они на судах, обладающих суверенным иммунитетом, или нет.

§ 14. С учетом особого правового статуса судов и грузов, обладающих суверенным иммунитетом, применение к ним правил о спасании связано с соблюдением определенных условий, в частности с недопустимостью использовать правила настоящей главы в качестве основания для их изъятия, ареста или задержания. Поскольку такое условие должно соблюдаться во всех случаях, если допускается применение соответствующих правил настоящего Кодекса к таким судам, оно содержится в общих положениях КТМ РФ (см. комментарий к ст. 3).

Недопустимость изъятия, ареста или задержания судов и грузов, обладающих суверенным иммунитетом, исключает обязанность предоставления обеспечения требования спасателя и тем самым применение правила, содержащегося в ст. 351.

В отличие от судов и грузов, обладающих суверенным иммунитетом, условие о недопустимости изъятия, ареста или задержания грузов гуманитарного характера, предоставляемых каким-либо государством в дар (ст. 26 Конвенции о спасании 1989 г.), должно соблюдаться при применении к ним правил настоящей главы только в случае, если такое государство согласилось оплатить услуги по спасанию, оказанные грузам гуманитарного характера. Такое ограничение потребовалось ввести, чтобы избежать трудностей, возникающих в связи с установлением владельцев таких грузов и предоставлением обеспечения требования спасателя, и задержки доставки грузов, нередко скоропортящихся, в порты назначения. В случае, если государство - донор соглашается уплатить долю вознаграждения, причитающуюся за спасение груза гуманитарного характера, нет необходимости ожидать предоставления обеспечения требования спасателя.

§ 15. Общий порядок распределения вознаграждения между судовладельцем и членами экипажа судна, установленный п. 1 ст. 345, не применяется к военным кораблям, военно - вспомогательным и другим указанным в п. 3 ст. 337 судам, обладающим суверенным иммунитетом. Порядок распределения вознаграждения между судовладельцем и членами экипажа таких судов устанавливается специальными актами.

§ 16. Абзацем 2 п. 4 ст. 337, который воспроизводит ст. 3 Конвенции о спасании 1989 г., из сферы действия правил настоящей главы исключены стационарные и плавучие платформы и морские подвижные буровые установки, если такие платформы или установки осуществляют в местах их расположения разведку, разработку или добычу минеральных ресурсов морского дна. При этом не имеет значения, являются платформы неподвижными или плавучими, способны они осуществлять плавание или нет.

Последствием исключения указанных платформ и установок из сферы действия правил настоящей главы стало отсутствие возможности осуществлять спасательные операции по отношению к таким платформам и установкам. Это вызвано исключительно интересами защиты окружающей среды. Для спасания платформ и установок недостаточно иметь опыт осуществления спасательных операций по отношению к судам. Незнание спасателем специфики спасания платформ и установок может повлечь за собой причинение значительного ущерба окружающей среде. Однако профессиональные спасатели, имеющие опыт осуществления спасательных операций по отношению к таким платформам и установкам, могут предлагать свои услуги на основании соответствующих договоров о спасании.

В случае, если упомянутые платформы и установки осуществляют иную деятельность, чем та, которая предусмотрена абзацем 2 п. 4 ст. 337, они могут быть объектом спасания при условии, если подпадают под понятие "судно" или "другое имущество".

§ 17. Исключение из сферы действия правил главы XX КТМ РФ морского имущества культурного характера, имеющего доисторическое, археологическое или историческое значение, если оно находится на морском дне, является результатом оговорки о неприменении положений Конвенции о спасании 1989 г. к указанному морскому имуществу, сделанной Российской Федерацией при ратификации Конвенции. Цель оговорки - исключить возможность бесконтрольного осуществления различных операций в отношении такого имущества, не отвечающих интересам его охраны.

Дипломатическая конференция по принятию Конвенции о спасании 1989 г. не пыталась определить, что означает "морское имущество культурного характера, имеющего доисторическое, археологическое или историческое значение". В связи с этим такое понятие может истолковываться по-разному в различных юрисдикциях. В Российской Федерации отсутствует специальный закон, посвященный охране такого имущества. Принятие его будет иметь важное значение для сохранения и охраны подводного культурного наследия страны.