Вы здесь

Статья 119. Соотношение чартера и коносамента

СТ 119 КТМ РФ

Отношения между перевозчиком и не являющимся стороной договора морской перевозки груза получателем определяются коносаментом. Условия чартера обязательны для получателя, если коносамент содержит ссылку на них.

Комментарий к Ст. 119 Кодекса торгового мореплавания РФ

§ 1. Первое предложение данной статьи распространяется на случаи перевозки груза как по линейному коносаменту, так и по чартеру.

При перевозке груза на линейном судне, когда чартер не составляется, вопрос о его соотношении с коносаментом вообще не может быть поставлен. Естественно, что отношения между перевозчиком и получателем груза - третьим лицом - определяются только коносаментом.

Сложнее решить вопрос о соотношении этих двух документов (чартера и коносамента), когда перевозка осуществляется на зафрахтованном в соответствии с чартером трамповом судне. Наличие двух документов: чартера как формы одного из двух видов договора перевозки груза (договора фрахтования) и выданного позднее (в подтверждение принятия груза к перевозке) коносамента (в последнем случае коносамент может быть назван чартерным) неизбежно ставит вопрос о разграничении сферы действия этих документов. В ст. 119 КТМ РФ указывается, что если получатель не является стороной договора перевозки груза (выступает в качестве третьего лица по отношению к его сторонам), то его отношения с перевозчиком определяются коносаментом.

При совпадении одной из сторон договора перевозки с получателем (например, при фрахтовании судна покупателем товара в соответствии со сделкой купли - продажи на условиях ФОБ или ФАС) отношения между перевозчиком и получателем определяются условиями чартера.

§ 2. В силу второго предложения комментируемой статьи в случае, когда получатель груза не является стороной договора, условия чартера могут стать обязательными для него, только если в коносаменте сделана ссылка на чартер. При решении вопроса о том, какие условия чартера при наличии такой ссылки должны войти в коносамент и стать обязательными для получателя - третьего лица, мировая (в основном, английская) судебная и арбитражная практика рекомендует последовательно учитывать три обстоятельства, о которых говорится ниже.

Определение содержания ссылки коносамента. Чем менее конкретный характер носит ссылка, тем уже круг условий чартера, который с ее помощью может быть инкорпорирован в коносамент. Наиболее общий характер имеет ссылка "все другие условия - в соответствии с чартером". При посредстве такой ссылки в коносамент могут быть инкорпорированы только те условия чартера, которые подлежат выполнению получателем или относятся к способу передачи ему груза перевозчиком. Руководствуясь этим критериями, мировая судебная и арбитражная практика разделяет положения чартера на две группы. Положения первой группы могут быть включены в коносамент с помощью приведенной ссылки. К ним относятся условия о демередже в порту выгрузки, о залоговом праве по требованиям о взыскании демереджа с получателя за простой судна в порту погрузки / выгрузки и мертвого фрахта, о праве фрахтователя давать распоряжения о том, у какого причала должно быть разгружено судно. Вторую группу составляют положения и оговорки чартера (в частности, его "исключения"), которые нельзя инкорпорировать в коносамент на основании указанной ссылки. К ним относятся следующие положения и оговорки: о залоговом праве по требованиям о фрахте; о прекращении ответственности фрахтователя перед перевозчиком (cesser clause) с момента принятия груза на судно в отношении фрахта, мертвого фрахта, демереджа и других платежей; о том, что данные коносамента относительно количества груза не могут быть оспорены; о том, что капитан подписывает коносамент не как агент перевозчика, а как агент фрахтователя; исключения и изъятия из ответственности перевозчика за несохранность груза. Следующей по степени детализации содержания должна быть признана ссылка "все условия и исключения - в соответствии с чартером". С помощью этой ссылки в коносамент, помимо перечисленных условий чартера, могут быть инкорпорированы исключения и изъятия из ответственности перевозчика за несохранность груза. Еще более детальными являются ссылки "все оговорки, условия и исключения - по чартеру" и "все оговорки, условия, пункты и исключения - по чартеру". Они распространяются на широкий круг условий чартера, в частности на оговорку о неопровержимом характере данных коносамента о грузе.

Выявление смысла положений и условий чартера в содержании коносамента. При посредстве одной из двух указанных развернутых ссылок в коносамент в принципе могут быть инкорпорированы любые положения чартера. Однако этот результат достигается, если соответствующее положение чартера не лишено смысла в контексте коносамента. Так, условие чартера о прекращении ответственности фрахтователя, не являющегося получателем (cesser clause), в контексте коносамента означало бы прекращение ответственности получателя после приема груза на судно. Это приводило бы к абсурдным выводам.

Установление совместимости положений чартера с условиями коносамента. Если то или иное положение чартера не согласуется с условиями, изложенными в коносаменте, оно не считается включенным в коносамент.

§ 3. Особого рассмотрения заслуживает вопрос о включении в коносамент арбитражной оговорки, содержащейся в чартере. Судебно - арбитражная практика и правовая доктрина многих морских государств исходили из того, что для включения в коносамент арбитражной оговорки чартера необходима прямая ссылка коносамента на пункт чартера, в котором содержится эта оговорка, или буквальное ее воспроизведение в коносаменте. Общей ссылки коносамента на чартер (независимо от степени детализации ее содержания) недостаточно. В последние годы в английской судебной практике в это правило были внесены некоторые коррективы. Английские суды стали принимать во внимание не только характер (общий или конкретный) ссылки коносамента на чартер, но и содержание самой арбитражной оговорки чартера. Судно "Мерек" было зафрахтовано на основании чартера, в котором указывалось, что любой спор, возникающий по этому чартеру или по любому коносаменту, выписанному на груз, подлежит рассмотрению в арбитраже. Суд сделал вывод, что арбитражная оговорка была инкорпорирована в коносамент в силу общей ссылки коносамента на чартер. По делу "Энефильд" (1970 г.) суд пришел к выводу, что если арбитражная оговорка чартера применима также к спорам по коносаменту, достаточно общей ссылки коносамента на чартер. По делам "Мирамар" и "Най Карла" (1984 г.) английские суды еще раз подтвердили, что общая ссылка коносамента на чартер, даже усиленная указанием на применение "всех, каких бы то ни было условий чартера" не влечет включения арбитражной оговорки чартера в коносамент и соответственно ее распространения на споры третьего лица - грузополучателя с перевозчиком. Но при этом в обоих случаях в самой арбитражной оговорке чартера говорилось о разбирательстве в арбитраже споров по чартеру. Итак, общей ссылки коносамента на чартер недостаточно для включения арбитражной оговорки чартера в коносамент, если содержание этой арбитражной оговорки ограничивает ее действие спорами по чартеру. Наоборот, такая общая ссылка влечет распространение действия арбитражной оговорки и на коносамент, когда в самой арбитражной оговорке подчеркивается, что она подлежит применению к спорам как по чартеру, так и по коносаменту.