Вы здесь

Комментарии к СТ 130 КТМ РФ

Статья 130 КТМ РФ. Сталийное время

Комментарий к статье 130 КТМ РФ:

В сталийное время не включается время, в течение которого погрузка груза не проводилась по причинам, зависящим от перевозчика, либо вследствие непреодолимой силы или гидрометеорологических условий, создающих угрозу сохранности груза или препятствующих его безопасной погрузке. Таким образом, ни технические перерывы в работе порта, ни ожидание выгрузки в связи с очередью не могут быть основанием для невключения соответствующих им периодов в сталийное время.

Сталийное время начинается со следующего дня после подачи уведомления о готовности судна к погрузке груза. Статья 6 проформы "Дженкон" формулирует данное правило следующим образом: "сталийное время для погрузки и выгрузки начинается с одного часа дня, если нотис о готовности подан до полудня, и с 6 часов утра следующего дня, если нотис был подан в течение рабочего времени после полудня".

Сталийное время определяется как "срок, в течение которого перевозчик предоставляет судно и держит его под погрузкой без дополнительных к фрахту платежей". Отсчет сталийного времени связан с подачей нотиса о готовности. Однако если такой нотис произведен в нарушение условий чартера (до того момента, как судно прибыло в порт или когда оно не было готово к погрузочно-разгрузочным операциям), то он считается неподанным, а сталийное время не начинается. Продолжительность сталийного времени может определяться временными (количество дней, часов) или иными показателями. Для этой цели часто используются такие параметры, как нормы погрузочно-разгрузочных работ, характеризующие интенсивность обработки судна. Нормы устанавливаются на единицу времени или на люк (физический или "рабочий").

Как правило, сталийное время исчисляется только в рабочих днях, часах и минутах. Праздники и выходные не засчитываются в сталию, кроме случаев, когда погрузочно-разгрузочные операции в эти дни все же производились.

В сталийное время не включается время, в течение которого погрузка груза не производилась по причинам, зависящим от перевозчика, либо вследствие непреодолимой силы или гидрометеорологических условий, создающих угрозу сохранности груза или препятствующих его безопасной погрузке.

Английское и американское право допускают перерыв сталийного времени значительно реже. Обязанность фрахтователя произвести погрузку в установленный срок носит абсолютный и безусловный характер, поэтому риск возникновения препятствий исполнению этой обязанности лежит именно на фрахтователе, за исключением случаев, оговоренных чартером либо возникших по вине судовладельца или сторон, перед которыми последний несет ответственность <58>.

--------------------------------
<58> Липавский В.Б. Договор морской перевозки груза: с условием предоставления всего судна, части его или определенных судовых помещений (чартер) // Транспортное право. 2004. N 4.

Не всякое письмо может служить надлежащим доказательством гидрометеорологических условий, создающих угрозу сохранности груза или препятствующих его безопасной погрузке. Так, по материалам решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации от 20 апреля 2004 года N 150/2003 установлено следующее. В подтверждение неблагоприятных гидрометеорологических условий, вызвавших задержку выгрузки судна, в заседании ответчиком было представлено письмо, в котором сообщается, что в период с декабря по 20 марта (зимние месяцы) в северных портах Ирана погодные условия характеризуются частыми дождями, порывистым ветром, штормами, бывает туман, а также что эти условия неблагоприятно влияют на скорость выгрузки и погрузки судов, часто суда вынуждены отстаиваться на рейде в ожидании улучшения погоды для захода в порт.

МКАС констатирует, что данное письмо носит общий характер и не относится к периоду, за который истцом начисляется демередж, а также не исходит от компетентного органа страны, где производилась разгрузка. Указанное письмо не может служить надлежащим доказательством гидрометеорологических условий, создающих угрозу сохранности груза или препятствующих его безопасной погрузке (п. 3 ст. 130 КТМ РФ), и, следовательно, не может являться основанием для уменьшения начисленного истцом демереджа. Ответчиком не представлены другие доказательства, которые могли бы в соответствии со ст. 130 КТМ РФ послужить основанием для уменьшения размера демереджа, рассчитанного истцом.

Учитывая вышеизложенное, МКАС пришел к выводу, что требование истца о взыскании суммы демереджа подлежит удовлетворению в полном объеме.